О ЖЕНСКОЙ МОНОГАМНОСТИ

Мужской шовинист

В наше время доминирует мнение, что мужчины по своей природе полигамны, а женщины моногамны. Ученые мужи даже придумали для этого феномена вполне разумное объяснение. Дело в том, что, как известно еще со времен Дарвина, основная миссия любого живого существа на нашей планете состоит в оставлении максимального количества жизнеспособных потомков. С самцами все ясно: чем больше догонит и осеменит, тем успешнее выполнил миссию. А вот у самок все скорее наоборот. Действительно, им, бедным, бегай – не бегай, а выносить больше одного-двух за время беременности не выпадает. Да и моногамная структура отношений для ухода за потомством гораздо перспективнее – лучше один скучный кормилец, чем десять веселых, но шустрых кобелей. Все вроде бы складно, да и примерами из жизни подтверждается, так что женская моногамность считается аксиоматичной.

Да только вот так ли это? Зачем-то ведь в африканских племенах, где пищи так мало, а крокодилов так много, что об истинной природе человека знают не понаслышке, для избежания нежелательных демографических взрывов до сих пор практикуют клиторэктомию (вырезание клитора у маленьких девочек). И если нимфомания – болезнь, то почему ею так часто болеют женщины, оказавшиеся благодаря своему высокому положению вне социального регламента? Достаточно вспомнить римскую императрицу Мессалину, которая под видом проститутки анонимно обслуживала клиентов в публичном доме или русскую, Екатерину, которая, как утверждали современники, отбирала дворцовых гвардейцев по размерам детородного органа. Да и в наше время достаточно понаблюдать за сексуальными обычаями прекрасной половины любой неформальной крымской тусовки наподобие Казантипа или Лисьей бухты, чтобы сильно усомниться в незыблемости мифа о женской моногамности.

На протяжении столетий считалось, что женские рамки – три немецких К (Kuchen, Kinder, Kirchen). Оказалось – вовсе нет, и в наши дни женщины в подавляющем большинстве видов профессиональной деятельности ничуть не менее успешны, чем мужчины. А не является ли и женская моногамность подобным мифом, в который поверили все, включая самих представительниц прекрасного пола? Ведь хотят они примерно того же, что и мужчины, да только по присущей женскому полу осторожности зачастую настолько боятся собственных желаний, что даже самим себе в них не признаются.

ЧЕГО ЖЕ ОНИ ХОТЯТ?
• Лекарства от скуки.
Однообразие моногамных отношений рано или поздно настигает всех. Как говорит героиня английской комедии «Ключ от двери»: «Жизнь после смерти так же невозможна, как секс после брака». Только, если мужчины по преимуществу стремятся к новым телесным ощущениям, то женщинам подавай незамутненных совместным бытом эмоций. Хотя и от хорошего секса они обычно ох как не отказываются.
• Гормональной встряски.
В любом стаде павианов есть свой альфа-самец, который имеет всех самок, а остальные точат на него клыки и пользуются своим шансом, только когда альфа на минутку отвернется. С эволюционной точки зрения все оправдано: размножению подлежат только элитные сперматозоиды, остальным место на свалке. Возможно, та же история была бы и с яйцеклетками, если бы альфа-самцы подавляющего большинства видов не были склонны к настолько радикальной полигамии, что быков-производителей приходится заменять, когда они покроют всех телок даже в не самом маленьком стаде.
Несмотря на внешнюю замысловатость социальных коммуникаций, по сути в приватной жизни люди от павианов отличаются мало. Юные девы регулярно медитируют на своих персональных альф типа Киану Ривза, но, за отсутствием оных на своей лужайке (аудитории, офисе и т.д.), подпускают к себе бет, гамм и далее по списку. Ну, а потом, по присущей женскому полу снисходительности, втягиваются. При этом следуют своей обычной стратегии «а не слишком ли быстро я бегу?» только пока не столкнутся с реальным (не киношным) альфой и тот милостиво не обратит на них свой взор. Если же такое приключается, говорят голове: «Прощай»,- и сигают в гормональный омут. Другое дело, что в человеческом сообществе привлечь к себе внимание альфы удается не всем соискательницам – в отличие от павианьего вожака у него, помимо секса, есть масса других занятий. Так что далеко не все подобные истории вылупляются из сферы фантазий.
• Безопасного секса.
Увы, мир устроен так, что опасным для женщины является любой способ плотных телесных контактов. И, в то время как мужчины сублимируют свою нереализованную сексуальную энергию в творчестве, женщины прекрасно делают то же самое при помощи флирта. Эта древняя как мир игра дает им возможность, ничем не рискуя:
– испытать легкое ни к чему не обязывающее возбуждение,
– улучшить настроение,
– почувствовать власть над мужчиной,
– посрамить соперниц.
– повысить самооценку.

ЧЕГО ОНИ БОЯТСЯ?
• Социального осуждения.
Социум во все века ревниво блюдет свое право стоять со свечкой над постелями сограждан, и тех, кто ведет себя не по канонам, жестоко карает. И, поскольку в деле воспроизводства рода женщинам принадлежит ключевая роль, их за любое прегрешение на этой ниве бьют больнее. Древние иудеи считали прелюбодеяние тяжким грехом и пойманных на горячем мужчин подвергали остракизму. Женщин же, не мудрствуя лукаво, побивали каменьями до смерти, тем самым не только отшибая у остальных охоту к подражанию, но и искореняя порченую ДНК из генофонда нации. В наше гуманное время подобные наказания практикуют разве что приверженцы шариата, но столетия измывательств, видимо, отложились в коллективном бессознательном представительниц прекрасного пола. Непримиримое отношение мужчин к факту супружеской измены историки обычно объясняют экономическими причинами: со времени появления частной собственности каждый представитель сильного пола хочет быть уверен, что наследник имущества – одной с ним крови. Женщины формально принимали такие правила игры, однако еще задолго до появления феминистского движения успешно боролись с сексуальной несправедливостью своими сугубо женскими методами. Этим, видимо, можно объяснить один из пунктов знаменитого Кодекса Наполеона, в соответствии с которым юридическим отцом ребенка считался официальный муж его матери, независимо от того, кто был отцом в реальности. Кстати говоря, согласно Кодексу, закон предоставлял мужу право на развод во всех случаях, когда он мог доказать прелюбодеяние жены, она же могла требовать развода только в том случае, “если он держал свою сожительницу в общем доме”.
• Болезней.
В связи с полой конструкцией женских половых путей всяческая болезнетворная нечисть наподобие хламидий заводится в них гораздо охотнее, чем у мужчин, и приводит к гораздо более серьезным последствиям вплоть до бесплодия. За десятилетия постиндустриальной эры здоровье прекрасных дам ухудшилось, а диагностика улучшилась. Итог – немалая часть бюджета современной женщины уходит на практически перманентное лечение заболеваний половой сферы. Мужчины по этому поводу заморачиваются крайне редко.
• Нежелательной беременности.
В нашем регионе западные стандарты пользования оральными контрацептивами будут достигнуты еще не скоро, ну, а пока страх аборта является далеко не последним аргументом, особенно у дебютанток.
• Насилия.
Если мужчина передумает, он всегда может прервать процесс, а у женщин зачастую просто не хватает не только аргументов, но и силенок. И не забудем про таящегося в близлежащих кустах благоверного, всегда готового воспользоваться своим священным правом на рукоприкладство.
• Утраты партнера.
Прощать за измену – скорее женская прерогатива. Мужчины же часто впадают по этому поводу в состояние помраченного сознания и готовы незамедлительно рубить концы и отдавать швартовы, бросая на произвол судьбы громко пищащий выводок.
• Эмоциональной травмы.
Многие женщины, даже самые эмансипированные, до сих пор путают секс с любовью. Возможно, в этом виновата великая русская литература. Хотя и на продвинутом Западе подобные гендерные странности до сих пор окончательно не изжиты. Видимо, в каждом женском организме есть некий спусковой крючок, нажатие которого во время полового акта приводит к запуску сложного каскада физиологических реакций, результатом чего является душевная смута. Ложась с мужчиной в койку даже с самыми что ни на есть чистыми намерениями (например, получить удовольствие) многие женщины наутро к своему удивлению обнаруживают, что им не безразлично, как на них со смятых простынок смотрит их случайный постельный попутчик. Исключение составляют профессионалки или совсем уж прожженные бестии, но они в меньшинстве. Столкнувшись энное количество раз с поразительной мужской тупостью («утром он убежал, даже толком не попрощавшись»), девушки решают никогда больше этого не делать, потому что за минуты кайфа им зачастую приходится платить месяцами сердечных страданий. Возможна аналогия с женской аноргазмией – когда оргазм всегда рядом, но так и не наступает, многие слабые духом дамы решают плюнуть на свой организм, чтобы не испытывать посткоитальных болей в нижней части живота и прочих физиологических пакостей и сексуально отмораживаются на всю оставшуюся жизнь, время от времени симулируя оргазм, чтобы не быть преждевременно снятыми с пробега.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
О том, что века исторической несправедливости выработали в женщинах осторожное отношение к адюльтеру, говорят и результаты социологических исследований. Данные большинства опросов свидетельствуют, что мужчины изменяют своим брачным партнерам гораздо чаще, чем женщины. Например, в ходе недавнего опроса в России внебрачные связи признали 55 % опрошенных мужчин и только 25 % женщин. Эти цифры кажутся простыми только на первый взгляд. Ведь, если поверить им, не очень-то понятно, с кем делают это остальные 30 % представителей сильного пола. На гомосексуальные связи таких существенных различий не спишешь. А свои походы к профессионалкам мужчины редко классифицируют как измену. Предположить, что все дело в существовании гиперсексуальных представительниц слабого пола, к которым выстраиваются длинные очереди благодарных почитателей таланта, тоже не выпадает: как мы выяснили раньше, альфа-самцовость – мужская прерогатива. Так что на каждую нимфоманку наверняка приходится как минимум один гигант от тестостерона, потерять контроль над ситуацией с которым втайне согласны очень даже многие прелестницы. Так что арифметически мысля концы с концами тут не свяжешь. Логично допустить, что причина подобных диспропорций кроется в психологической сфере. Видимо, многие женщины настолько боятся быть разоблаченными, что даже анонимные анкеты не заполняют честно.
Это предположение выглядит вполне обоснованным, если сопоставить результаты крупномасштабных социологических исследований, проведенных в США в 1968 и в 1988 годах. В 1968 году во время анонимных опросов сознавались, что когда-либо имели внебрачные связи, 75 % мужчин и 20 % женщин. В опросе 1988 года процент изменщиков среди мужчин остался тем же, зато среди женщин повысился почти в четыре раза и достиг «мужской» величины (75 %). Наконец-то каждый изменяющий мужчина нашел в виртуальном статистическом измерении «свою» партнершу. Такой резкий скачок, произошедший всего за 20 лет, по всей видимости, связан с тем, что между первым и вторым опросами по миру прокатилась сексуальная революция. Если в конце 60-х годов женщины уже изменяли, но еще боялись в этом признаться даже во время самых что ни на есть анонимных опросов, то в пост-революционном 1988-м они боялись общественного осуждения уже ничуть не больше, чем мужчины. О том, что женщины лучше мужчин умеют прятать концы в воду, свидетельствуют и результаты недавнего исследования, проведенного в Англии компанией Populus по заказу газеты Times. Среди изменяющих супругам женщин количество когда-либо пойманных на горячем составляло всего 37 %, в то время как среди мужчин – 52 %.
Страх перед ужасными последствиями адюльтера не позволяет многим женщинам реализовать свои сексуальные мечты в реальной жизни. А их у представительниц прекрасного пола ничуть не меньше, чем у мужчин. Анализ сексуальных фантазий женщин, осуществленный итальянским психологом Тальбо, показал, что во время полового акта с законным супругом фантазируют 62 % женщин, в 45 % случаев содержание этих фантазий связано с предыдущим сексуальным опытом, в 29 % – с изнасилованием и в 21% – с контактами более чем с одним партнером…

Leave a Comment